Образы,судьбы и люди У-Ра

Аватара пользователя
асур
Сообщения: 313
Зарегистрирован: 20 июл 2008, 20:10
Пол: Мужской
Откуда: http://radeira.forum24.ru/ Форум РАдеев
Контактная информация:

Образы,судьбы и люди У-Ра

Сообщение асур » 15 дек 2008, 20:22

Изображение
.................................................................................................................................

.................................................................................................................................

Изображение
Шукшин Василий Макарович
Родился 25 июля 1929 года в селе Сростки Алтайского края.
В 1945-1947 учился в Бийском автотехникуме. В 1947 -1949 работал слесарем-такелажником и разнорабочим на заводах Калуги и Владимира. Служил на флоте. В 1953-1954 – учитель истории и директор школы сельской молодежи в селе Сростки.
Вгиковские педагоги боялись его брать. Он был правдолюбец, совершенно не понимал, что можно говорить, чего нельзя. Педагоги опасались, что он всех перебаламутит и их из-за него выгонят с работы. Но в него поверил Михаил Ромм...

На экзамене Ромм ему говорит: "Ну, расскажите, как себя чувствовал Пьер Безухов в Бородинском сражении". Шукшин отвечает: "Я это не читал. Очень толстая книжка, руки не доходят". Ромм нахмурился: "Вы что же, толстых книжек совсем не читаете?" Шукшин говорит: "Нет, одну прочел. "Мартин Иден". Очень понравилась". Ромм сказал: "Какой же вы директор школы, вы некультурный человек. Нет, вы не можете быть режиссером". И тут вдруг Шукшин стал на него кричать: "А вы знаете, что такое директор школы? Дрова к зиме у председателя сперва выбей, потом вывези да наколи, чтоб детишки не мерзли. Учебники раздобудь, парты почини, керосину добудь, учителей размести. А машина - с хвостом на четырех копытах, и ту в колхозе не выпросишь. Где шагом, где бегом, грязь - во... Где уж тут книжки читать!" Вгиковские бабки были счастливы - нагрубил Ромму, сейчас его выгонят. А Ромм заявил: "Только очень талантливый человек может иметь такие нетрадиционные взгляды. Я ставлю ему пятерку".
В 1960 окончил режиссерский факультет Всесоюзного государственного института кинематографии (мастерская М. Ромма).

Однажды Шукшин отправился гулять со своей маленькой дочкой. По пути встретил при­ятеля, зашел с ним в забегаловку, выпили, раз­говорились. Про дочку, которую оставил на минутку у входа, забыл напрочь, а когда вспом­нил и выскочил на улицу, ее уже нигде не бы­ло. В панике обежал весь район, все дворы и подъезды... Пока бегал, дал себе зарок: если найдет дочь — в рот не возьмет больше ни кап­ли. Дочку он наконец нашел. И зарок не нару­шил: ни на Новый год, ни на день рождения... Анатолий Заболоцкий, оператор фильмов Шук­шина, рассказывал, что даже на съемках филь­ма «Они сражались за Родину», будучи в гостях у М. Шолохова, когда тот уговаривал его пригу­бить шампанского, отказался наотрез. На что Шолохов обиженно произнес: «Буду у тебя в Москве, чашки чаю не трону!..»


Изображение

При первом знакомстве Шукшин и Рыжов не понравились друг другу, но со временем крепко подружились, так что Рыжов снимался практически во всех фильмах Шукшина. Во вре­мя работы над «Калиной красной» — а съемки проходили в Карелии, — вся группа ездила на площадку на автобусе, и только Рыжов вставал загодя и шел пешком несколько километров. Летнее утро, роса, восход солнца, птичье пение...
Однажды, встав на рассвете как обычно, Ры­жов собрался уже выходить, но вдруг к нему подошел мрачный Шукшин и сказал, что тоже пойдет пешком.
И они двинулись. Рыжов видел, что Василий Макарович сильно не в духе, а потому и не лез с разговорами. Шли в полном молчании. А пово­дов для плохого настроения было достаточно — материал начальство не принимало, со всех сторон раздавалась критика, дело не ладилось. Но пока дошли до места съемок, настроение у Шукшина от прогулки, от солнечного утра явно улучшилось. Жена Василия Макаровича чутко уловила эту перемену и поинтересовалась, в чем дело.
— С Рыжовым хорошо поговорили! — объ­яснил Шукшин.



.........................................далее http://www.peoples.ru/art/cinema/producer/shukshin/


Писатель, сценарист, актёр, кинорежиссёр. Всем нам хорошо известны снятые им фильмы: "Калина красная", "Печки-лавочки", "Живёт такой парень", "Ваш сын и брат", "Странные люди". Первая роль В. Шукшина - в трогательном фильме М. Хуциева "Два Фёдора". В разные годы выходили его книги: "Сельские жители", "Там, вдали", сборник рассказов "Характеры", книга "Беседы при ясной луне". В 1974 режиссёр С. Бондарчук пригласил В. Шукшина на роль Петра Лопахина в его фильме "Они сражались за родину". Этот фильм стал его последней работой в кино. В. М. Шукшин скоропостижно скончался в период съемок фильма. Это случилось 2 октября 1974 года на теплоходе "Дунай". Похоронен в г. Москве на Новодевичьем кладбище (1 уч, 3 ряд, 3 могила).
Изображение

Аватара пользователя
Kovalson
Сообщения: 3305
Зарегистрирован: 03 мар 2008, 21:35
Город: ¯\_(ツ)_/¯
Пол: Мужской

Re: Образы,судьбы и люди У-Ра

Сообщение Kovalson » 16 дек 2008, 16:52

Изображение

Алекса́ндр Семёнович Шишко́в (9(20) марта 1754 - 9(21) апреля 1841, Санкт-Петербург) — русский писатель и известный государственный деятель.

О годах его детства и о его первоначальном воспитании нет определённых сведений. Его биографы предполагали, что он воспитывался при тех же условиях, при которых воспитывались и некоторые из его сверстников — деятели в общей русской жизни второй половины XVIII в., такие как, например, Фонвизин, Державин и др.

С домашней подготовкой Шишков поступил в морской кадетский корпус, где был директором его свойственник И. Л. Кутузов. В 1771 г. Шишков вышел в гардемарины и был вместе с товарищами отправлен в Архангельск, а в следующем году произведен в мичманы. В 1776 г. Шишков был назначен на фрегат «Северный Орёл», который должен был из Кронштадта провести кругом через Средиземное море и Дарданеллы три других корабля (под видом купеческих) в Чёрное море.

К этому времени относится начало литературных занятий Шишкова. Частично эти занятия были связаны с педагогической службой Шишкова, когда он переводил французскую книгу «Морское искусство» и составлял трехъязычный морской словарь. В то же время у Шишкова пробудился самостоятельный интерес к литературе. К начальному периоду литературной деятельности Шишкова относится также небольшая самостоятельная пьеса «Невольничество», написанная им в 1780 г. для прославления императрицы Екатерины, пожертвовавшей значительную сумму денег для выкупа в Алжире христианских невольников.

Литературные и педагогические труды Шишкова были прерваны в 1790 г. войной со Швецией. В чине капитана второго ранга Шишков командовал фрегатом «Николай», который входил в состав эскадры Чичагова. Война была короткой и неудачной, после чего Шишков поселился в Петербурге и приступил к научным занятиям по морскому делу.

Изображение

Карьера

В 1793 г. был издан перевод Шишкова «Морской тактики». Шишков поднёс эту книгу великому князю Павлу Петровичу, как генерал-адмиралу, и приобрёл его высокое расположение. Это расположение ещё более укрепилось, когда Шишков согласился принять должность правителя канцелярии по морской части при князе Зубове только после личного разрешения великого князя. По вступлении на престол император Павел немедленно произвел Шишкова в капитаны 1 ранга, пожаловал ему 250 душ в Кашинском уезде, затем произвел его в эскадр-майоры и в генерал-адъютанты. Однако, после всех этих милостей Шишкова в 1798 г. постигла опала: он был удален от двора, хотя и был произведен в вице-адмиралы, пожалован орденом Анны I степени и назначен членом адмиралтейской коллегии. В 1801 г. Шишков приветствовал нового императора радостной одой, но вскоре оказалось, что люди его воззрений уже устарели и не подходили требованиям Александра. После учреждения министерств и назначения морским министром Чичагова, Шишков явно выражает свое несочувствие некоторым новым распоряжениям, за что опять подвергается опале.

Публицистическая деятельность

Устранившись таким образом от активного участия в государственной жизни и став в ряды недовольных, Шишков вновь перешёл к литературным занятиям, которые приобрели несколько иной характер. Выбранный еще в 1796 г. в члены Российской академии, Шишков углубился в изучение церковно-славянского языка, причем руководился господствовавшим в то время этимологическим направлением. Под влиянием подобных занятий он очень скоро стал смотреть на себя как на авторитетнейшего представителя филологии. После удаления от государственных дел усилились его лингвистические занятия, которые превратились для него в орудие своеобразной националистической публицистики. Он был недоволен всякими нововведениями, заботясь, как член Российской академии, о сохранении чистоты русского языка. Шишков решился выступить против литературных новшеств, а вместе с тем и против источника этих новшеств, против подражания французам. Не надо забывать, что в Российской академии наук в то время традиционно преобладали иностранцы, и поэтому борьба академика за сохранение русского языка должна была казаться чем-то очень необычным.

«Рассуждение о старом и новом слоге»

В своём знаменитом «Рассуждении о старом и новом слоге российского языка» (СПб., 1803) Шишков пишет:

Какое знание можем мы иметь в природном языке своем, когда дети знатнейших бояр и дворян наших от самых юных ногтей своих находятся на руках у французов, прилепляются к их нравам, научаются презирать свои обычаи, нечувствительно получают весь образ мыслей их и понятий, говорят языком их свободнее, нежели своим, и даже до того заражаются к ним пристрастием, что не токмо в языке своем никогда не упражняются, не токмо не стыдятся не знать оного, но еще многие из них с им постыднейшим из всех невежеством, как бы некоторым украшающим их достоинством хвастают и величаются. Будучи таким образом воспитываемы, едва силой необходимой наслышки научаются они объясняться тем всенародным языком, который в общих разговорах употребителен; но каким образом могут они почерпнуть искусство и сведение в книжном или ученом языке, столь далеко отстоящем от сего простого мыслей своих сообщения? Для познания богатства, обилия, силы и красоты языка своего нужно читать изданные на оном книги, а наипаче превосходными писателями сочиненные[2].


Пренебрежительно относясь к церковно-славянскому языку, который, по мнению Шишкова, тождественен с русским, новые писатели целиком переносят французские слова, составляют новые слова и изречения по образцу французских, придают словам, уже прежде существовавшим, новое, не свойственное им значение.

Между тем как мы занимаемся сим юродливым переводом и выдумкой слов и речей, ни мало нам несвойственных, многие коренные и весьма знаменательные российские слова иные пришли совсем в забвение; другие, невзирая на богатство смысла своего, сделались для непривыкших к ним ушей странны и дики; третьи переменили совсем ознаменование и употребляются не в тех смыслах, в каких с начала употреблялись. Итак, с одной стороны в язык наш вводятся нелепые новости, а с другой — истребляются и забываются издревле принятые и многими веками утвержденные понятия: таким-то образом процветает словесность наша и образуется приятность слога, называемая французами élégance.


Шишков выставлял мысль о тождестве русского и церковно-славянского языков. Тем не менее, указав в «Прибавлении к рассуждению о старом и новом слоге российского языка» (СПб., 1804) разные промахи карамзинистов Макарова и Мартынова, Шишков издал в 1810 г. рассуждение «О красноречии Св. Писания» и в этом сочинении упорно отстаивал тождество старого и нового языков.

Отколе, — спрашивал он, — родилась неосновательная мысль сия, что славенский и русский язык различны между собой? Ежели мы слово "язык" возьмем в смысле наречия или слога, то, конечно, можем утверждать сию разность; но таковых разностей мы найдем не одну, многие: во всяком веке или полувеке примечаются некоторые перемены в наречиях... Что такое русский язык отдельно от славенского? Мечта, загадка. Не странно ли утверждать существование языка, в котором нет ни одного слова? Между тем, однако ж, невзирая на сию несообразную странность, многие новейшие писатели на сем точно мнимом разделении основывают словесность нашу


Славянский язык Шишков считает языком книг духовных, а русский — находит в книгах светских; в этом и состоит вся разница двух языков, а поэтому нельзя их так разделять, как это делают новые писатели.

Свое «Рассуждение о старом и новом слоге» Шишков через министра народного просвещения поднес государю и получил его одобрение.

Изображение

«Славянорусский корнеслов»

Наиболее радикальным лингвистическим произведением Шишкова можно назвать «Славянорусский корнеслов», носящий недвусмысленный авторский подзаголовок «Язык наш - древо жизни на земле и отец наречий иных». Как явствует из подзаголовка, книга посвящена обоснованию приоритета русского языка перед иностранными. Следующая цитата из книги не должна оставлять в этом никаких сомнений:

Шишков очень долго толковал о пользе, какую бы принесли русской словесности собрания, в которые бы допускались и приглашались молодые литераторы для чтения своих произведений, и предлагал Г. Р. Державину назначить вместе с ним попеременно, хотя по одному разу в неделю, литературные вечера, обещая склонить к тому же А. С. Хвостова и сенатора И. С. Захарова, которых дома и образ жизни представляли наиболее к тому удобств


Так начались в 1807 году частные собрания литераторов партии Шишкова, а в 1810 году эти собрания стали публичными, под именем «Беседы любителей русского слова». Целью «Бесед» было укрепление в русском обществе патриотического чувства при помощи русского языка и словесности. Чтобы влиять на публику, было предпринято издание «Чтений в Беседе любителей русского слова», причём материал для «Чтений» доставлялся главным образом Шишковым.

В 1811 году в «Беседе» было прочитано «Рассуждение о любви к отечеству» Шишкова, который утверждал:

Воспитание должно быть отечественное, а не чужеземное. Ученый чужестранец может преподать нам, когда нужно, некоторые знания свои в науках, но не может вложить в душу нашу огня народной гордости, огня любви к отечеству, точно так же, как я не могу вложить в него чувствований моих к моей матери... Народное воспитание есть весьма важное дело, требующее великой прозорливости и предусмотрения. Оно не действует в настоящее время, но приготовляет счастие или несчастие предбудущих времен, и призывает на главу нашу или благословение, или клятву потомков


Отечественная война

Приближалась тяжелая година Отечественной войны 1812 года, и император Александр, прочитав «Рассуждение о любви к отечеству», решил снова призвать Шишкова к делам, хотя и не был вообще расположен к нему за его резкие речи и действия в прежнее время. «Я читал рассуждение ваше о любви к отечеству, — сказал Александр I. — Имея таковые чувства, Вы можете быть ему полезны. Кажется, у нас не обойдется без войны с французами, нужно сделать рекрутский набор; я бы желал, чтобы вы написали о том манифест». Это поручение соединено было с назначением Шишкова на должность государственного секретаря (9 апреля 1812 г.) на место удаленного Сперанского. С этого момента наступает для Шишкова кипучая деятельность: император берет его с собой в Вильно и, находясь при армии, Шишков пишет все важнейшие приказы и рескрипты. Так, им написаны знаменитые приказ армиям и рескрипт графу Салтыкову о вступлении неприятеля в Россию. Слова из них произвели глубокое впечатление на всю Россию, и те же чувства вызывались дальнейшими распоряжениями, редактированными Шишковым: это были воззвание и манифест о всеобщем ополчении, манифесты и рескрипты по ополчениям, известие об оставлении Москвы русскими войсками. Патриотическое увлечение Шишкова выражалось в гневных обличительных речах против французов, которых он уподоблял даже «слиянию тигра с обезьяной». Когда началось отступление французов, в декабре Шишков последовал за императором в Вильно, где был пожалован орденом Александра Невского, причем в Высочайшем рескрипте было сказано: «за примерную любовь к отечеству».

В 1813 г. Шишков сопровождал армию в заграничном походе. В Праге он познакомился со знаменитым славистом аббатом Добровским и с другими западнославянскими учеными. При своем наивном этимологическом направлении в изучении языка Шишков не смог оценить по достоинству этих новых знакомых, его отношения к ним отличались покровительственным характером, он рекомендовал им свои корнесловные домыслы (по которым, например, слова грех, город, гордость, гром и т. п. производились от слова гора). Те как бы соглашались с ним, но с их стороны была видна ирония по отношению к примитивной филологии Шишкова.

После войны

Тем не менее Шишков ценил важность для России изучения славянства, как это стало ясно при назначении его министром народного просвещения. В 1814 г. император Александр назначил Шишков членом Государственного совета, а годом ранее — президентом Российской академии. Как член Государственного совета Шишков резко проводил свои убеждения консервативно-патриотического характера: он представлял план нового устройства цензуры, критиковал проект гражданского уложения, составленный Сперанским, защищал крепостное право, отрицательно отзывался о деятельности министерства народного просвещения, говоря: «кажется, как будто все училища превратились в школы разврата, и кто оттуда ни выйдет, тотчас покажет, что он совращен с истинного пути и голова у него набита пустотой, а сердце самолюбием, первым врагом благоразумия». Как президент Российской академии, Шишков продолжал борьбу с новыми писателями, усердно работал над своим корнесловием, проводил традиции «Беседы любителей русского слова». 15-го мая 1824 г. Шишков был назначен министром народного просвещения и главноуправляющим делами иностранных исповеданий. В первом же заседании главного правления училищ Шишков сказал, что министерство должно, прежде всего, оберегать юношество от заразы «лжемудрыми умствованиями, ветротленными мечтаниями, пухлой гордостью и пагубным самолюбием вовлекающим человека в опасное заблуждение думать, что он в юности старик, и через то делающим его в старости юношею». Министр говорил:
Науки, изощряющие ум, не составят без веры и без нравственности благоденствия народного... Сверх того, науки полезны только тогда, когда, как соль, употребляются и преподаются в меру, смотря по состоянию людей и по надобности, какую всякое звание в них имеет. Излишество их, равно как и недостаток, противны истинному просвещению. Обучать грамоте весь народ или несоразмерное числу оного количество людей принесло бы более вреда, чем пользы. Наставлять земледельческого сына в риторике было бы приуготовлять его быть худым и бесполезным или еще вредным гражданином


При первом же докладе государю Шишков просил Высочайшего позволения составить план, «какие употребить способы к тихому и скромному потушению того зла, которое хотя и не носит у нас имени карбонарства, но есть точно оное, и уже крепко разными средствами усилилось и распространилось». Министерство просвещения он обвинял не только в попустительстве, но даже «во всяком покровительстве и ободрении нравственного зла под названием духа времени». Усилена была цензура, для которой выработан крайне суровый устав; преследовались библейские общества за распространение «карбонарских и революционных книг», в число которых попал даже катехизис Филарета за то, что в нем тексты Св. Писания были приведены по-русски. Однако преобразование народного просвещения не могло быть закончено Шишковым: 25-го апреля 1828 г. он был уволен с должности министра «по преклонности лет и по расстроенному здоровью». Хотя и были за ним сохранены должности члена государственного совета и президента Российской академии, общественная деятельность Шишкова с этого момента может считаться законченной. Он погрузился в свои филологические занятия, не имевшие никакого научного значения и потерявшие даже тот боевой общественный характер, какой они имели раньше. Вместе с тем литературная деятельность Шишкова сыграла известную роль в создании высокого гражданственного стиля декабристской поэзии (Ф. Н. Глинка, В. К. Кюхельбекер и др., а его лингвистические идеи оказали некоторое влияние на творчество А. С. Грибоедова и И. А. Крылова.

Литература

«Собрание сочинений и переводов А. С. Шишкова» (СПб., 1818—39); «Записки, мнения и переписка адмирала Шишкова» (изд. Киселева и Ю. Самарина, Берлин, 1870); «Собрание Высочайших манифестов, грамот, указов и пр. 1812—1816 гг. Издал А. С. Шишков.» (СПб., 1816);

С. T. Аксаков, «Воспоминания о Шишкове»; Жихарев, «Дневник чиновника»; Стоюнин, «А. С. Шишков»; Кочубинский, «Начальные годы русского славяноведения»; Сухомлинов, «История Российской академии» (т. VII); Шильдер, «Император Александр I» (СПб., 1899); Рождественский, «Исторический обзор деятельности Министерства народного просвещения» (СПб., 1902).

Аватара пользователя
асур
Сообщения: 313
Зарегистрирован: 20 июл 2008, 20:10
Пол: Мужской
Откуда: http://radeira.forum24.ru/ Форум РАдеев
Контактная информация:

Re: Образы,судьбы и люди У-Ра

Сообщение асур » 21 янв 2009, 21:15

Изображение

........................................................ДУХОВНОСТЬ..........................................................................................
Я знаю множество людей,которые занимаются духовным самосовершенствованием.Многие из них идут к ДУХУ через через православную и мусульманскую религию Все эти люди обладают прекрасными душевными качествами и большой внутренней силой.Свои усилия по духовному совершенствованию они направляют на чтение мудрых книг,на упражнения на чистку организма, на размышления о высоком. Своими мыслями и устремлениями они пребывают в АШРАМАХ или монастырях Востока рядом с великими учителями.

У всех этих людей мысли направлены на БОГА, на собственное духовное
совершенствование на восток.
Кстати у людей,которые занимаются материальным самосовершенствованием,
все мысли направлены на знаменитые солидные банки и фонды, на деньги и на ЗАПАД.

А РОССИИ в их стремлениях, молитвах, мыслях, и мантрах НЕТ.

Когда я разворачиваю свои мысли и обращаю внимание на своё тело, на боль которая там находится, ОНА ИЗЛЕЧИВАЕТСЯ
.Когда я разворачиваю мысли и и обращаю внимание на ДУШУ, НА БОЛЬ НА СТРАХИ,которые там находятся, ДУША ИЗЛЕЧИВАЕТСЯ.
Куда я бы не направлял свои мысли и внимание, эта область моей жизни исцеляется.

ВОЗМОЖНО ЛИ ОБРЕСТИ ДУХОВНОСТЬ И СПАСЕНИЕ, ЕСЛИ НЕТ СВЯЗИ С ЗЕМЛЁЙ, НА КОТОРОЙ ЖИВЁШЬ, С НАРОДОМ, КОТОРЫЙ ДАЛ ТЕБЕ ЖИЗНЬ????

Если Вы направите свои мысли и молитвы на РОССИЮ, на боль которую она переживает сейчас, если ВЫ будете переживать эту боль, осознавая и ОТПУСКАЯ ЕЁ, РОССИЯ ИСЦЕЛИТСЯ.

И ВЫ НАЙДЁТЕ ЗДЕСЬ И ВОСТОК, И ЗАПАД, И ДЕНЬГИ, И ДУХОВНОСТЬ( И БОГОВ)

(Владимир Жикаренцев писатель ВОЛХВ РА-ДЕЙ)

Фото без комментарий....


Изображение


Изображение


Изображение

Изображение

Изображение

Изображение

Изображение

Изображение

СЛАВА КОСТРОМЕ У-РА

Аватара пользователя
Жар Птица
Сообщения: 240
Зарегистрирован: 09 фев 2008, 04:26
Пол: Женский

Re: Образы,судьбы и люди У-Ра

Сообщение Жар Птица » 22 янв 2009, 15:55

Раз уж в предыдущем... ТАКИЕ ЛИЦА... - я продолжу статьей... Простые слова, немного грустные, но несущие радость... И так тоже бывает...

Русские лица
Русские лица
НЕУЖЕЛИ ОНИ УЙДУТ, КАК ПОСЛУШНЫЕ ЛЕТНИЕ ОБЛАКА?Эти лица стояли бы передо мной и не будь фотографий - так сильно впечатление.
Я будто побывал в другой жизни - яркой, свежей, юной. И жизнь эта не таится, не прячется где-то в таежном углу, не изображает
национальный колорит для развлечения иностранцев в этнографическом заповеднике.Эти снимки сделаны на протяжении трех дней в центре Вологды, где проходил фестиваль сельской художественной самодеятельности "Солнцеворот". И снимал я на ходу,
не для газеты, а для себя, для памяти, чувствуя, что вскоре и эти люди, и их песни, и строгие темно-серебристые купола Софийского собора, и мирные послушливые летние облака над нами - все может показаться прекрасным, но навсегда погасшим сном. И непременно захочется удостовериться, что эти люди, в которых ты сердцем узнал своих сестер и братьев, не приснились тебе, что они и сейчас, разъехавшись по России, по домам, живут в трудах праведных, несут каждый свой крест, успевая и звездам, и птахе, и хорошей книжке порадоваться, и детей наставить, и Богу свечку поставить.
А, поглядев на эти снимки и вспомнив всех по именам, душа вдруг получит откуда-то весть, что и о тебе, коротком, минутном знакомом, тоже кто-то помнит добром и терпеливо ждет фотографий, которые ты обещал послать. И радостно собирая конверт, надписывая адрес далекого села или поселка, ты уже представляешь, как недели через две почтальон постучит в ворота или калитку, и собака затявкает, кто-то выбежит на крыльцо босиком...
Отправляясь в Вологду, я собирался писать о фольклоре, о том, что еще жива музыкальная, песенная традиция (и я обязательно об этом напишу), но сейчас мне почему-то кажется, что, пустившись в этот разговор, я уже не вернусь к самому главному. А главное в том, что мы живы как народ. Открытие, которое кому-то может показаться смешным, нелепым, но тот, у кого душа болит, поймет меня. Ведь сколько лет нас уверяют, что в глубинке жизнь давно закончилась, и все, мол, спились или удавились. И так долго нам это внушали, столь убедительно, наглядно, что и не поспоришь. Но, похоже, правы старики: бывает такая правда, которая хуже всякой лжи.
Посмотрите, сколько достоинства, приветливости, чистоты в этих лицах! Как свежо в них читается древняя истина: "Светильник телу есть око..."
Удивительно, сколь задумчивы и далеки от беззаботности дети - видно, горести взрослых и на их головы ложатся. А в лицах старушек вдруг мелькнет что-то озорное. Страдания, неизбежные за такую долгую жизнь, не пригнули бабушек к земле, не помрачили лика. Глядя на них, яснее, чем в любом историческом романе или фильме, постигаешь и наш XV, и XVI века, когда русские люди еще видели друг в друге образ Божий. Какая-то стойкость духовная и неподкупность нравственная во всем облике.
А, любуясь на девичьи хороводы, как не вспомнить картины Нестерова и вечно милую сердцу Лизу Калитину? Помните, у Тургенева: "...Изящный ум сказывался в ее прекрасных глазах..." Или вот это: "Когда он смотрел на Лизу, мятущееся сердце его утихало..."
Как хороши они в сарафанах, бусах, каргопольских рубахах, праздничных расшитых фартуках, с лентами в волосах! Как завистливо, широко распахнув от изумления глаза, оглядывали деревенских красавиц их городские ровесницы в соскальзывающих с бедер джинсах и куцых топиках-маечках! Быть может, юные горожанки впервые остро почувствовали, что все, во что они одеты, - чужое. И как давят и тело, и душу все эти тряпки, сшитые на скорую руку где-то в Китае или Турции по западным лекалам и свозимые тоннами на наши рынки.
Да если бы только одежда была на нас чужая! Куда страшнее незаметное вытеснение из нашей души, памяти, обычаев всего, что отличало нас и давало право называться русскими. В смутах и реформах мы в прямом смысле потеряли свое лицо и, кажется, дошли до того, что смотрим на мир не своими, а чужими глазами.
Но не в первый раз такое с нами, и верится - вот-вот опомнимся... Нам есть куда возвращаться. Нас ждет земля, ждут старики, ждут дети. И все, кто до нас возделывал и берег эту землю, - они тоже незримо ожидают нашего возвращения из дальнего похода за заморским счастьем. А пока посмотрим на эти родные лица с радостью долгожданной встречи и дадим себе хотя бы тихие обеты, которые нельзя не исполнить.
Шеваров Дмитрий спец. корр. "Труда"
http://www.trud.ru/issue/article.php?id=200708211480601
№ 148 за 21.08.2007

Аватара пользователя
dmvo
Сообщения: 394
Зарегистрирован: 16 окт 2008, 16:11

Re: Образы,судьбы и люди У-Ра

Сообщение dmvo » 22 янв 2009, 23:08

благодарствую Жар-Птица
бальзам на душу


Вернуться в «Древлеправославие»

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и 1 гость