ЗНАЙ НАШИХ

Аватара пользователя
ABCTUL
Сообщения: 531
Зарегистрирован: 09 мар 2009, 00:18

ЗНАЙ НАШИХ

Сообщение ABCTUL » 25 ноя 2009, 23:31

Таран корабля США кораблём СССР




Видео:http://rutube.ru/tracks/1610511.html?v=133d6fe2d3b9ed3d19ee9c4beef813b5

Описание ролика: Случай, речь о котором пойдет ниже, представляет собой достаточно редкий, хотя и последний по сути пример минувшей эпохи советско-американского противостояния на морях и океанах, длившегося не один год и не одно десятилетие. Собственно говоря, это был достаточно уникальный в своем роде пример использования современных боевых кораблей без применения оружия, т.е. путем навала на корабль противной стороны. Ко всеобщему удовлетворению инцидент завершился мирным исходом, хотя военного конфликта казалось не избежать. Согласно определению морского толкового словаря, навал — это соприкосновение кораблей, являющееся следствием ошибок в расчетах движения. В отличие от столкновения, повреждения при навале обычно минимальные. Навал широко использовался еще в древние времена. Тогда вслед за навалом на корабль противника на его палубу высаживалась абордажная партия и исход сражения решался в ближнем бою. Речь пойдет о вытеснении советскими боевыми кораблями американских кораблей из района, считавшегося территориальными водами СССР. Это происходило на Черном море в районе между Ялтой и Форосом. Предыстория этого случая такова. Дело в том, что у советских и американских специалистов имелись совершенно различные подходы к тому, откуда именно следует вести отсчет 12-мильной зоны территориальных вод. Американцы же придерживались ( и придерживаются до сих пор) той точки зрения, что отсчет следует вести от каждой точки береговой линии. Советские же специалисты исходили из того, что отсчет следует вести от т.н. базисной линии. Сложности возникали с заливами и т.п. Так, когда вглубь побережья вдается залив, внутри которого имелся своеобразный "язык" нейтральных вод, иностранные корабли имели возможность беспрепятственно вести радиотехническую разведку. Советский подход к отсчету границы территориальных вод исключал подобную возможность. В таких случаях советские специалисты вели отсчет территориальных вод от линии, соединяющей входные мысы таких заливов. Таким образом, по советской версии, "язык" нейтральных вод в заливах не образовывался. Американцев это не устраивало и они это наглядно демонстрировали это не один раз, как на Черном море, так и на Дальнем Востоке, практически ежегодно посылая свои боевые корабли в подобные зоны для ведения радиотехнической разведки. Американские корабли при этом никак не реагировали на сигналы советских морских пограничников и проходили в районы, считавшиеся советской стороной собственными территориальными водами. Делали они это всегда демонстративно, заходя в советские территориальные воды без всякой навигационной надобности, мотивируя свои действия наличием права "свободного прохода". Естественно, что столь разительное отличие в понимании ситуации каждый раз ставило корабли обеих стран в состояние повышенной боевой готовности. Всякий раз проходившие вдоль побережья заокеанские "гости" сопровождались кораблями советского ВМФ, авиацией и радиолокационными станциями пограничников и береговой обороны. Дело в том, что фактически подобный проход допускался по маршрутам, обычно используемым для международного судоходства. Это делалось в соответствии с существоавшим Сводом правил и законов СССР, а также международными договорами СССР. К подобным районам относился и район у побережья Крыма с координатами 440 СШ и 330 ВД. Особенно янки зачастили в этот район в 80-е годы, причем, совершенно игнорируя при этом тот факт, что в черноморских водах то-гдашнего СССР просто не существовало ни одного маршрута, по которому бы существовало указанное право свободного прохода. 12 февраля 1988 г на Черноморском флоте произошли события, которые получили "гулкий" резонанс в политических, военных и военно-морских кругах различных стран. В этот день произошел серьезный инцидент с участием боевых кораблей 6 Флота США крейсера УРО "Йорктаун" и эсминца УРО "Кэрон" , пожаловавших в Черное море и нарушивших государственную границу СССР. Руководителями и главными "действующим и лицами" операции по вытеснению американцев из наших территориальных вод были: адмирал СЕЛИВАНОВ Валентин Егорович (в прошлом командир 5-й Средиземноморской эскадры ВМФ, в то время вице-адмирал, начальник штаба ЧФ, впоследствии начальник Главного штаба ВМФ), вице-адмирал МИХЕЕВ Николай Петрович (в то время капитан 2 ранга, начальник штаба 70-й бригады 30-й дивизии противолодочных кораблей ЧФ), контр-адмирал БОГДАШИН Владимир Иванович (в то время капитан 2 ранга, командир СКР "Беззаветный" ), капитан 2 ранга ПЕТРОВ Анатолий Иванович (в то время капитан 3 ранга, командир "СКР-6" ). Валентин Селиванов. Операции кораблей ЧФ, о которой ниже пойдет речь, предшествовали события в стране и их последствия, связанные с нарушением госграницы и пролетом с Балтийского моря через все западное пространство Союза (28.05.1987 г.) немецкого воздушного авантюриста Руста, посадившего свой спортивный самолетик типа "Сэсна" прямо на Красной площади в Москве. После уничтожения на Дальнем Востоке разведывательного корейского "Боинга" , замаскированного под гражданский самолет, действовал приказ министра обороны: гражданские самолеты не сбивать! А зря, не надо было жалеть - ведь последствия этой выходки Руста крайне негативно отразились на всем военном ведомстве. О готовящемся в феврале 1988 года новом вояже американских кораблей крейсера УРО "Йорктаун" (тип "Тикондерога" ) и эсминца УРО "Кэрон" (тип "Спрюенс" ) в Черное море командование ЧФ узнало заблаговременно (разведка флота отслеживала все действия 6 Флота ВМС США). Учитывая, как я уже выше пояснял, обстановку в ВС после "выходки" Руста, мы, естественно, не могли допустить, чтобы новая провокация американцев с нарушением наших морских границ, если они снова вздумают повторить свой прошлый демарш, прошла бы для них безнаказанно. Поэтому перед прибытием американских кораблей в Черное море штабом флота была спланирована операция по слежению и противодействию им: выделены сторожевые корабли "Беззаветный" (пр. 1135) и "СКР-6" (пр. 35), назначен командир этой корабельной группы - начальник штаба 70-й бригады 30-й дивизии противолодочных кораблей ЧФ капитан 2 ранга Михеев Николай Петрович. С командирами кораблей и корабельной группы был произведен тщательный инструктаж по плану операции с проигрышем всех действий на картах и маневренных планшетах. Корабли в операции были распределены так: СКР "Беззаветный" , как более крупный по водоизмещению корабль, должен был сопровождать и противодействоват ь крейсеру "Йорктаун" , а "СКР-6" (небольшой по водоизмещению и размерениям) - эсминцу "Кэрон" . Всем командирам были даны конкретные указания: как только обнаружится, что американцы намереваются проследовать в наши терводы, занять позицию относительно борта американских кораблей со стороны нашего берега, предупредить их о том, что курс их кораблей ведет в терводы, далее, если американцы не внимают этому предупреждению, с входом их в терводы совершить каждым нашим кораблем "навал" на американские корабли. Командиры свои задачи поняли, и я был уверен, что они свои задачи выполнят. План операции одобрил главнокомандующий ВМФ адмирал флота В.Н. Чернавин. Предусматривалось , что с входом американских кораблей в Черное море наши корабли встречают их в районе Босфора и начинают слежение за ними. Я дал указание командиру группы после встречи с американцами приветствовать их прибытие в наше Черное море (именно не забыть в приветствии слово наше) и передать, что мы будем плавать с ними вместе. Ожидалось, что американские корабли проследуют сначала вдоль западного побережья Черного моря, "забегут" в терводы Болгарии, Румынии (они раньше так делали), а потом будут смещаться в восточную часть к нашим берегам. Ну а вторгнуться в наши терводы они, видимо, попытаются, как и в прошлый раз, в районе южной оконечности Крымского полуострова (мыс Сарыч), где границы тервод по конфигурации представляют треугольник с выдвинутой к югу вершиной. Обходить этот треугольник американцы, скорее всего, опять не станут, а пойдут сквозь терводы. Больше мест для такого "демонстраци онного" нарушения тервод на Черноморском театре не существует. И вот здесь-то и должна была произойти основная фаза всей операции, а именно недопущение или вытеснение из наших тервод американских кораблей с "навалом" на них, если предупреждения о нарушении тервод на них не подействуют. Что такое "навал" ? Это не таран в полном смысле этого понятия, а подход на скорости под небольшим углом как бы по касательной к борту вытесняемого объекта и "вежливое" его "отталкивани е", с отворотом от выдерживаемого им курса. Ну, а "вежливость" - уж как получится. Наши корабли взяли американские суда на сопровождение сразу после выхода из Босфора. Поприветствовали, предупредили, что будут плавать с ними вместе, составят им "компанию" в Черном море. Американцы ответили, что им помощи не требуется. Когда я получил эти первые доклады, передал Михееву: "Сообщите американцам: плавать все равно придется вместе. Они у нас в гостях, а по законам русского гостеприимства оставлять гостей без внимания у нас не принято, - а ну как с ними что-нибудь случится". Михеев все это передал. Американцы прошли терводы Болгарии, затем терводы Румынии. Но там румынских кораблей не было (командование румынского флота уже тогда игнорировало все наши указания и предложения). Далее американские корабли отвернули на восток, перешли в район 40-45 миль юго-юго-восточнее Севастополя и начали там какие-то непонятные маневры. Скорее всего, они осуществляли смену или закладку на наши связные кабельные трассы спецаппаратуры съема информации. Крутились американские корабли в этом районе двое с лишним суток. Потом перешли и маневрировали непосредственно в прилегающей к Севастополю морской зоне вне тервод. 12 февраля я находился на КП флота (командующий флотом адмирал М.Н. Хронопуло куда-то улетел по делам). Примерно в 10 часов получил доклад Михеева: "Американски е корабли легли на курс 90°, который ведет в наши терводы, скорость 14 узлов. До тервод 14 миль" (около 26 км.). Ладно, думаю, - до тервод еще час хода, пусть идут. Приказываю Михееву: "Продолжать слежение". Через полчаса следующий доклад: "Корабли идут теми же курсом и скоростью. До тервод 7 миль". Снова думаю, что они дальше будут делать: войдут в терводы или отвернут в последний момент, "попугав" нас? Помню, я сам в Средиземном море "укрывал" корабли эскадры от ветра и штормовой волны в полукабельтове от границы тервод (ширина 6 миль) греческого острова Крит (его горы ослабляли силу ветра). И не считал, что мы что-то нарушаем. И американцы могли бы также подойти к терводам и потом отвернуть, ничего не нарушив. Следующий поступает доклад: "До границы тервод 2 мили". Передаю Михееву: "Предупредит е американцев: ваш курс ведет в терводы Советского Союза, нарушение которых недопустимо" . Михеев докладывает: "Передал. Отвечают, что они ничего не нарушают. Следуют прежними курсом и скоростью". Снова даю приказание Михееву: "Еще раз предупредите американцев: нарушение тервод Советского Союза недопустимо. Имею приказ вытеснять вас, вплоть до навала и тарана. Передайте все это в эфир открытым текстом дважды по-русски и по-английски" . Михеев снова докладывает: "Передал. Повторяют, что они ничего не нарушают. Курс и скорость прежние". Тогда приказываю Михееву: "Занять позиции для вытеснения". Мы на инструктаже предусмотрели, чтобы навал был более жестким и причинил более существенные повреждения кораблям, вытравить правые якоря и держать их в подвешенном состоянии на якорь-цепях под клюзами правого борта. Так что высокий полубак СКР "Беззаветног о", да еще болтающийся справа якорь могли бы основательно порвать борт и все что попадет под навал на борту вытесняемого с его курса корабля. Михеев продолжает докладывать: "До тервод 5,..3,..1 кабельтов. Корабли позиции для навала заняли". Далее доклад: "Американски е корабли вошли в терводы". Для уточнения обстановки запрашиваю Боевой информационный пост (БИП) флота: "Доложить точные данные местоположения всех кораблей". Получаю доклад БИП: "11 миль, 9 кабельтовых от береговой черты". Значит, действительно американцы все же влезли в наши терводы. Приказываю Михееву: "Действовать по плану операции". Он отвечает: "Понял" . Оба наших корабля начали маневрирование для "навала" на американские корабли. Далее я получал доклады только по маневрированию СКР "Беззаветног о". Маневрирование "СКР-6" контролировал и получал доклады от его командира Михеев. Помню, это было почти ровно в 11.00 час., Михеев докладывает: "Сблизился с крейсером до 40 метров"... и далее доклад через каждые 10 метров. Моряки представляют, как сложно и опасно выполнять такие маневры: громадный крейсер водоизмещением 9200 тонн и к нему на ходу как бы "швартуется" сторожевик водоизмещением 3000 тонн, а на другом "фланге" против эсминца водоизмещением 7800 тонн действует совсем маленький сторожевичок водоизмещением всего в 1300 тонн. Представляете: в момент сближения вплотную с этим маленьким сторожевичком, положи эсминец резко руль "лево на борт" - и что будет с нашим кораблем? Не перевернулся бы, - и такое может быть! Тем более, что формально прав в таком столкновении все равно будет американец. Так что сложную и опасную задачу должны были выполнить командиры наших кораблей. Михеев докладывает: "10 метров". И сразу же: "Прошу "добро" действовать!" . Хотя все приказания он уже получил, но, видимо, решил все же подстраховаться, - вдруг обстановка изменилась, к тому же все переговоры в эфире записываются и нами, и американцами. Передаю ему еще раз: "Действовать по плану операции!". И далее наступила тишина. Обстановка на КП флота напряженная: я непосредственно на связи с Михеевым, ОД флота с трубкой аппарата ЗАС в руках параллельно все действия, распоряжения, доклады передает на ЦКП ВМФ, оттуда все это передается на ЦКП Вооруженных Сил. Весь расчет КП в работе. Слежу по секундомеру - засек с последним моим приказанием: стрелка пробежала минуту, две, три...Молчание. Не запрашиваю, понимаю, что сейчас творится на кораблях: одно дело инструктаж и проигрыш на маневренных планшетах, а другое дело, как все получится в действительности. Явственно представляю, как высокий полубак "Беззаветног о" вместе с вывешенным якорем рвет борт и массивную носовую надстройку американского крейсера "Йорктаун" (надстройка у него сконструирована заодно с бортом корабля). Но что с нашим кораблем произойдет от таких взаимных "поцелуев" ? А что происходит во второй паре этой морской "корриды" между "СКР-6" и эсминцем "Кэрон" ? Сомнения, неизвестность...П одумалось, что при подобного рода "швартовках" на ходу возможно взаимное присасывание ("прилипание" ) кораблей друг к другу. А ну, как американцы ринутся на "абордаж" ? Мы такую возможность предусмотрели, - на кораблях сформированы и постоянно отрабатываются специальные десантные взводы. Но американцев ведь намного больше... Все это у меня проносится в сознании, пока нет никаких докладов. И вдруг слышу совершенно спокойный голос Михеева, как будто при розыгрыше таких эпизодов на картах: "Прошлись по левому борту крейсера. Сломали пусковую установку ракет "Гарпун" . Две разломанные ракеты свешиваются из пусковых контейнеров. Снесли все леера левого борта крейсера. Разбили вдребезги командирский катер. Кое-где порвали борт и боковую обшивку носовой надстройки. Наш якорь оторвался и утонул". Спрашиваю: "Что делают американцы?" . Отвечает: "Сыграли аварийную тревогу. Аварийщики в защитных костюмах поливает пусковую установку "Гарпунов" из шлангов и затаскивает шланги внутрь корабля". "Ракеты горят?" - спрашиваю. "Вроде нет, огня и дыма не видно". После этого Михеев докладывает за "СКР-6" : "Прошел вдоль левого борта эсминца, срублены леера, разбита шлюпка. Прорывы обшивки борта. Корабельный якорь уцелел. Но американские корабли продолжают переход теми же курсом и скоростью". Даю команду Михееву: "Выполнить повторный навал". Наши корабли начали маневрирование для его выполнения. Как все в действительности происходило в районе "навала" , рассказывают Николай Михеев и Владимир Богдашин. К моменту подхода к терводам американские корабли следовали как бы в строю пеленга с расстоянием между ним примерно 15-20 кабельтовых (2700-3600 м.), - при этом крейсер впереди и мористее, эсминец ближе к береговой черте на курсовом угле крейсера 140-150 град. левого борта. СКР "Беззаветный" и "СКР-6" в позициях слежения соответственно за крейсером и эсминцем на их курсовых углах левых бортов 100-110 град. в дистанции 90-100 м. Позади этой группы маневрировали два наших пограничных корабля. С получением приказания "Занять позиции для вытеснения" на кораблях объявлена боевая тревога, загерметизированы носовые отсеки, из них личный состав выведен, торпеды в аппаратах в боеготовом состоянии, на артустановки поданы патроны до линии заряжания в казенники, развернуты аварийные партии, десантные взводы в готовности по местам расписания, остальной личный состав на боевых постах. Правые якоря вывешены на якорь-цепях из клюзов. На ходовом мостике СКР "Беззаветный" Михеев держит связь с КП флота и управляет кораблями группы, Богдашин управляет маневрами корабля, здесь же офицер-переводчик осуществляет постоянную радиосвязь с американскими кораблями. Сблизились с крейсером на дистанцию 40 метров, потом на 10 метров ("СКР-6" то же с эсминцем). На палубе крейсера, площадках надстройки высыпали матросы и офицеры с фотоаппаратами, видеокамерами, - хохочут, машут руками, делают, как это принято у американских моряков, непристойные жесты и пр. На левое открытое крыло ходового мостика вышел командир крейсера. С подтверждением приказания "Действовать по плану операции" пошли на "навал" крейсера ("СКР-6" - эсминца). Богдашин сманеврировал таким образом, что первый удар пришелся по касательной под углом 30 град. к левому борту крейсера. От удара и трения бортов посыпались искры и загорелась бортовая краска. Как потом рассказывали пограничники, на мгновение корабли оказались как бы в огненном облаке, после чего за ними некоторое время тянулся густой шлейф дыма. При ударе наш якорь одной лапой разорвал обшивку борта крейсера, а другой сделал пробоину в носовой части борта своего корабля. От удара СКР отбросило от крейсера, форштевень нашего корабля пошел влево, а корма стала опасно приближаться к борту крейсера. На крейсере сыграли аварийную тревогу, личный состав ринулся с палуб и площадок вниз, командир крейсера бросился внутрь ходового мостика. В это время он, видимо, на какое-то время потерял управление крейсером, и тот от удара отвернул несколько вправо, что еще более увеличило опасность его навала на корму СКР "Беззаветног о". После этого Богдашин, скомандовав "право на борт", увеличил ход до 16 узлов, что позволило несколько отвести корму от борта крейсера, но одновременно и крейсер довернул влево на прежний курс, - после этого как раз и произошел следующий наиболее мощный и результативный навал, вернее таран крейсера. Удар пришелся в район вертолетной площадки, - высокий острый форштевень с полубаком СКР, образно говоря, влез на крейсерскую вертолетную палубу и с креном 15-20 град на левый борт стал крушить своей массой, а также вывешенным из клюза якорем все, что ему попадалось, постепенно сползая в сторону крейсерской кормы: порвал обшивку борта надстройки, срубил все леера вертолетной площадки, разломал командирский катер, далее сполз на палубу юта (на корму) и тоже снес все леера со стойками. Затем зацепил пусковую установку ПКР "Гарпун" , - казалось, что еще немного и пусковая установка будет сдернута с ее крепежа к палубе. Но в этот момент, зацепившись за что-то, якорь оторвался от якорь-цепи и, как мячик (3,5 тонн весом!), перелетев через кормовую палубу крейсера с левого борта, рухнул в воду уже за его правым бортом, чудом не зацепив никого из находившихся на палубе матросов аварийной партии крейсера. Из четырех контейнеров пусковой установки ПКР "Гарпун" два были разломаны пополам вместе с ракетами, их оторванные головные части свисали на внутренних кабелях. Еще один контейнер был погнут. Наконец полубак СКР сполз с кормы крейсера на воду, мы отошли от крейсера и заняли позицию на его траверзе в расстоянии 50-60 метров, предупредив, что повторим навал, если американцы не выйдут из тервод. В это время на палубе крейсера наблюдалась странная суета личного состава аварийных партий (все негры): растянув пожарные шланги и слегка попрыскав водой разломанные ракеты, которые не горели, матросы эти шланги и другие противопожарные средства вдруг стали спешно затаскивать во внутренние помещения корабля. Как позднее выяснилось, там начался пожар в районе погребов ПКР "Гарпун" и противолодочных ракет "Асрок" . Валентин Селиванов. Через некоторое время получаю доклад от Михеева: "Эсминец "Кэрон" отвернул с курса и следует прямо на меня, пеленг не меняется". Морякам понятно, что значит "пеленг не меняется", - то есть идет на столкновение. Передаю Михееву: "Переходи на правый борт крейсера и прикрывайся им. Пусть "Кэрон" его таранит". Николай Михеев. Но "Кэрон" подошел к нам на расстояние 50-60 метров с левого борта и лег на параллельный курс. Справа на таком же расстоянии и тоже параллельным курсом следовал крейсер. Далее американцы начали на сходящихся курсах как бы зажимать СКР "Беззаветный" в клещи. Приказал зарядить реактивные бомбометные установки РБУ-6000 глубинными бомбами (американцы это видели) и развернуть их по траверзу на правый и левый борт соответственно против крейсера и эсминца (правда, обе установки РБУ действуют в боевом режиме только синхронно, но американцы этого не знали). Вроде подействовало, - американские корабли отвернули. В это время на крейсере стали готовить к вылету пару вертолетов. Доложил на КП флота, что американцы готовят вертолетами нам какую-то пакость. Валентин Селиванов. На доклад Михеева передаю ему: "Сообщите американцам - вертолеты в случае их подъема в воздух будут сбиты, как нарушившие воздушное пространство Советского Союза" (корабли находились в наших терводах). Одновременно передал приказание на КП авиации флота: "Поднять в воздух дежурную пару штурмовиков! Задача: барражирование над вторгнувшимися в терводы американскими кораблями с целью воспрепятствовани я подъему их палубных вертолетов в воздух". Но ОД авиации докладывает: "В близлежащем к мысу Сарыч районе отрабатывает задачи группа десантных вертолетов. Предлагаю вместо штурмовиков выслать пару вертолетов, - это намного быстрее, к тому же они задачу "противодейс твия взлету" выполнят более эффективно и наглядно". Утверждаю это предложение и сообщаю Михееву о направлении в район наших вертолетов. Вскоре получаю доклад ОД авиации: "Пара вертолетов Ми-26 в воздухе, следуют в район". Николай Михеев. Передал американцам, что будет с вертолетами, если их поднимут в воздух. Это не подействовало, - вижу лопасти винтов уже закрутились. Но в это время над нами и американцами прошла на высоте 50-70 метров, сделав несколько кругов над американскими кораблями и демонстративно зависая несколько в стороне от них, пара наших вертолетов Ми-26 с полной боевой подвеской бортового оружия, - вид внушительный. Это видимо подействовало, - американцы свои вертолеты заглушили и закатили в ангар. Валентин Селиванов. Дальше поступило приказание с ЦКП ВМФ: "Министр обороны потребовал разобраться и доложить об этом происшествии" (флотские наши остряки потом изощрялись: доложить с перечнем лиц, подлежащих снятию с должностей и разжалованию). Мы представили по инстанции подробный доклад, как все происходило. Буквально через пару часов поступает еще одно приказание с ЦКП ВМФ: "Министр обороны требует представить отличившихся к поощрению" (наш остряки и здесь нашлись: перечень лиц на разжалование заменить реестром фигурантов на награждение). Ну, вроде отлегло у всех от сердца, напряжение спало, все мы с расчетом КП флота вроде успокоились. На следующий день американцы, не дойдя до наших кавказских морских районов, двинулись на выход из Черного моря. Опять же, под неусыпным контролем новой корабельной группы наших кораблей. Еще через сутки "побитые" корабли доблестного 6 Флота ВМС США покинули негостеприимное для них в этот вояж Черное море. Владимир Богдашин на следующий день по приказанию Главкома ВМФ вылетел со всеми документами в Москву для доклада командованию ВМФ и руководству Генштаба всех подробностей происшествия. Владимир Богдашин. В Москве меня встретили офицеры ОУ ГШ ВМФ и доставили прямо в Генштаб. В лифте поднимались наверх вместе с генерал-полковник ом В.Н. Лобовым. Он, узнав кто я такой, сказал: "Молодец, сынок! Моряки не подвели нас после этого Руста. Все правильно сделали!". Потом я все доложил офицерам Генштаба, пояснил схемы маневрирования и фотодокументы. Затем пришлось все снова рассказывать и объяснять группе собранных журналистов. Далее меня "забрал" корреспондент военного отдела газеты "Правда" капитан 1 ранга Александр Горохов и отвез в редакцию, где пришлось все повторить. В выпуске газеты за 14.02.1988 г. вышла его статья "Что им надо у наших берегов? Недопустимые действия ВМС США" с кратким описанием наших "подвигов" . Оригинал материала. http://scrolllock .livejournal.com/ 159915.html

Аватара пользователя
ABCTUL
Сообщения: 531
Зарегистрирован: 09 мар 2009, 00:18

Re: ЗНАЙ НАШИХ

Сообщение ABCTUL » 23 дек 2009, 12:59

РТР. Морской бой между Россией и Грузией
10 августа 2009года.



РТР. Подробности уничтожения рка "Тбилиси" малым ракетным кораблем "Мираж" .
Скандал с попытками блокирования Севастопольской бухты ВМС Украины при возвращении мрк "Мираж" в базу.
Комментарии адмирала Эдуарда Балтина.

Аватара пользователя
ABCTUL
Сообщения: 531
Зарегистрирован: 09 мар 2009, 00:18

Re: ЗНАЙ НАШИХ

Сообщение ABCTUL » 22 дек 2010, 02:08

Забытый Осовец -- "Брестская крепость" Первой Мировой

В августе 1915 года от наступающих немцев отчаянно отбивалась небольшая крепость Осовец, расположенная на территории нынешней Польши, перед Белостоком. Осаждающие пустили в ход 420-миллиметровые «шкоды», до этого разворотившие бельгийскую крепость Льеж, их огонь раскалывал бетонные перекрытия, сметал кирпичные постройки.
После газовой атаки, в штыковую на немцев поднялись мертвые.


Минчанин
Сообщения: 232
Зарегистрирован: 03 янв 2010, 11:14

Re: ЗНАЙ НАШИХ

Сообщение Минчанин » 22 дек 2010, 20:07

Ком к горлу подступил.....Надо знать как жили и умирали Предки наша..чтобы быть достойным Их памяти..
Слава Предкам наша!

Аватара пользователя
ABCTUL
Сообщения: 531
Зарегистрирован: 09 мар 2009, 00:18

Re: ЗНАЙ НАШИХ

Сообщение ABCTUL » 23 дек 2010, 00:28

Добре Минчанин , знать и ты созрел.
Вот здесь хорошо описан " РУССКИЙ ДУХ "

Воевать за идею – не грех. Рассказ русского добровольца, защищавшего Косово

То, как Запад закрывает глаза на насильственную албанизацию Косово, как он нагло продавливает провозглашение независимости этого исконно сербского края, как в центрах власти «цивилизованной» Европы привечают недавних головорезов-боевиков из так называемой «Армии освобождения Косово» (АОК), заставило меня вспомнить интервью, которое я взял в августе 1999 года у русского добровольца, участника войны на многострадальной земле сегодня уже бывшей Югославии.


— Скажи, Михаил, ты наемник?

— Нет! — Резко, с обидой. - Наемник воюет за деньги. Ни я, ни один из русских, кто был со мной, не получили за свою службу в Югославии ни копейки и не стремились к этому. Наемнику все равно, кого убивать. Мне — нет. Да и вообще разве можно убивать за деньги?! Это же грех.

— А за идею убивать не грешно?

— Воевать за идею, — поправляет он, — не грех.

— В чем состояла твоя идея?

— Помочь нашим единоверцам, братьям-сербам. Это, если хочешь, был зов души, сердца. Это святое. На них ополчилась вся Европа. Албанцы и косовары — лишь инструмент большой, грязной и коварной политики разрушения Югославии, унижения православных сербов…

Мы встретились в маленьком зеленом сквере Замоскворечья. Он улыбнулся, видимо из вежливости, но улыбка не растопила лед. Говорить с незнакомым журналистом он остерегался: ваш брат такого понаписал и про Боснию, и про Косово, и про нас, добровольцев то есть… Понимаю, соглашаюсь, но не сдаюсь, и лед постепенно тает…

— А что тебя толкнуло на эту поездку?

Снова пауза. Смотрит на меня, как на допросе, буравит насквозь. Потом откидывается, улыбается и на мой вопрос отвечает своим:

— А что побудило твоего отца написать письмо Сталину с просьбой отправить его, кинооператора и журналиста на гражданскую войну в Испанию?

Развожу руками: все ясно.

— Стало быть, за идею. А тут говорили, что добровольцами в Югославию отправлялись одни безработные, чуть ли не бомжи, неудачники в семейной жизни…

— Там, — он сделал паузу, чтобы подчеркнуть это слово, — я таких не встречал.

— А как у тебя с работой?

— Сейчас безработный. А уезжал с очень хорошего места. Все было в порядке.

— Вся западная пресса была забита сообщениями об этнических чистках в Косово, даже проходила информация о том, что в них принимали участие «русские наемники».

Снова укоризненный взгляд — это за «наемника». Но ведь не мои слова, так, мол, писали.

— Хочешь правду? Мою правду? Вранье это все!

И начинает долгий рассказ о «его правде», о той, которую он видел своими глазами, которую пережил сам.

Жена поначалу «не пускала». Если бы речь шла о России, говорила она, я смогла бы понять, а Югославия — слишком далеко, страшно и непонятно. Ему-то все было понятно. Убеждал, как мог. Убедил, даже рюкзак на дорожку собирала. А сынишка… Он был в восторге: «Папка на войну едет!».

— Лично я считаю, — говорит Михаил, — что Россия — это больше, чем государство, что там, в Югославии, проходит ее дальняя граница, наша духовная граница, и ее, эту границу, надо защищать. Еще Михаил Булгаков устами генерала Чарноты в «Беге» говорил: «Россия не вмещается в шляпу, господа нищие. Ее никто не подаст. Я буду сидеть у ворот рая и просить. Просить Родину, и никто не подаст». Поэтому и я считаю, что родина наша славянская не вмещается в шляпу, и никто нам не подаст ее. Отнять, отколоть от нее куски — да, тут охотников много. Поэтому не поехать туда воевать за сербов лично я просто не мог. Мои ребята, с которыми я воевал, — тоже. Уж за кого-кого, а за сербов…

— Как добирались в Югославию, в чем была главная сложность?

— В нехватке денег на дорогу. Рванулся было к американскому посольству: в дни его «осады» во время бомбардировок Югославии там было столько вербовщиков! Там же и пожертвования собирали. И зюгановцы, и жириновцы, и зр-эн-евцы, и анпиловцы, и из той же «Памяти». Все перегрызлись между собой. И знаешь, ни у кого из этих «патриотов-интернационалистов» ни копейки для нас не нашлось, даже несмотря на мои боснийские документы. Я ведь и там, в Боснии, успел уже повоевать. Куда, в чей карман утекли эти пожертвования, одному Богу известно.

— И чем же все кончилось?

— По-нашему, по-братски, по-российски. Начальник одного из моих «однополчан» — фирма у него тут небольшая, — когда узнал, что нам не на что добираться до Югославии, тотчас сам выложил деньги на стол. И пожалел еще: если бы не бизнес, да не беременная жена, махнул бы с нами. Я ему верю.

— Сколько вас было в одной части?

— Русских 12 человек. Больше не положено. Таков был приказ сверху. Наверное, из политических соображений. Честно говоря, сербы побаивались больших скоплений русских воинов. Помнишь гумилевскую теорию о «пассионариях» — людях, склонных к риску, которые его ищут, любят играть со смертью? Так вот, если таких — а наши как раз и были такими — соберется человек сорок-пятьдесят, они способны на очень многое, но начинают действовать самостоятельно, сами ищут противника, не следуют приказам командования, даже игнорируют их. Наши вытворяли иногда вещи хотя и лихие, но просто безумные.

Твоим коллегам об этом вряд ли известно, ведь о нас писали только в политических комментариях, да всякие гадости, ложь. Один отряд — тоже из двенадцати россиян — преследовал банду аоковцев из трехсот головорезов, а те ушли через границу в Албанию, в свой тренировочный лагерь, где американские инструкторы дрессировали всю эту нечисть. Они думали, что мы остановимся. Наши же наплевали на границу, ворвались в их лагерь — а это километра три за кордоном - разогнали и ополовинили всю эту банду. Остальные просто с визгом разбежались. Американцы — их было человек сорок — оказались покрепче, схватились за оружие, вступили в бой. Наши и им дали прикурить. Тогда те вызвали по рации на подмогу вертолеты «Апач». Ребята врезали по одному из гранатомета и завалили. Второй драпанул. Потом американцы врали, что-де «неисправный» был вертолет. Про бой умолчали — стыдно было. А наши ушли без потерь. Но за такую «инициативу» всыпали нам крепко: в этой войне политический фактор играл чрезмерно большую роль.

— Не могу удержаться от банального вопроса: страшно бывало?

— Скрывать не буду, бывало страшно. Но не в бою. Как у других, не знаю. Скажу о себе. Когда идешь в бой, у тебя есть задача, поставленная командиром: выбить противника, ликвидировать огневую точку, освободить населенный пункт, ну и так далее, вариантов много. Ты идешь, и, в силу своих способностей и везения, стремишься выполнить эту задачу. Ты становишься тем самым «пассионарием». Нечто такое, что выше тебя, опьяняет, влечет, и начинаешь принимать решения автоматически. Включаются инстинкты. Сказывается и опыт, и внутренняя готовность к поступку. И только потом, когда стресс боя позади, замечаешь, что у тебя расстреляно пять или шесть рожков, что у тебя на пальцах по три кольца с чекой от гранат, брошенных тобой в горячке схватки, а порой и что сочится кровь. А когда это случилось, в какой момент ты все это сделал, — не вспомнить. И тут-то охватывает страх, и по спине ползет запоздалый холод от того, что могло бы произойти, но, к счастью, не произошло.

— Расстреливать врагов не приходилось?

— Не приведи Господь!

— А присутствовать при расстрелах?

— Хочешь верь, хочешь нет, твое дело. — Он снова заводится, видимо, достали с подобными вопросами, стучит ладонью по сердцу. — Говорю тебе, что в сербской армии был железный приказ: никого не расстреливать, раненых не добивать, всех захваченных бандитов сдавать полиции. Даже пойманных с оружием в руках. Этими приказами мы в какой-то степени были повязаны. В нас стреляют, мы с сербами окружаем бандитов, разоружаем их, кто-то в пылу схватки хочет свести с ними счеты, а тебя хватают за руку: ты что, с ума сошел, приказа не знаешь?! Ну, чертыхнется солдат, плюнет и… подчинится. Вот тебе и «этнические чистки»!

— Значит, ты настаиваешь, что таких чисток не было?

— Я уже говорил и повторяю: это грязное вранье. Могу говорить то, о чем знаю из собственного опыта. Тот, кто знакомился с историей Югославии, и особенно Косово, помнит, когда и почему появились там албанцы, как они вели себя там, чем занимались, как вытесняли сербов с их исконных земель, истребляли их физически, рушили их храмы. А в последнее время, когда была создана эта бандитская «Армия освобождения Косово», когда их главари вроде Хашима Тачи, подобно Шамилю Басаеву в Чечне, надели приличные костюмы и возомнили себя политиками, они решили, что их час настал. Они стали под прикрытием АОК «просачиваться» в Косово, развязали там настоящий антисербский террор. Тогда-то в Косово и вошла сербская армия, ударила по аоковцам. Те разбежались: по горам и лесам да за границу. Началась партизанщина, а точнее — самый откровенный бандитизм. И тут же появились «советнички» из НАТО, стали наскоро натаскивать их да вооружать. К ним примкнули наемники, слетелись европейские и американские албанцы, прошедшие службу в их армиях, спецназе. И пошло-поехало! Их забрасывали в Косово, они создавали там по лесам и горам тайники с оружием, боеприпасами, продовольствием — сколько таких «точек» я видел своими глазами!

— Откуда ты знаешь, что в их рядах были иностранцы?

— Ну, мы же не лопухи! Во-первых, по радиоперехвату слушали их переговоры со своими базами в Албании и еще где-то за пределами Косово. Кстати, среди них были и чеченцы. Со мной служил парень с Северного Кавказа, он знал их язык и засек разговоры. Так вот с ними воевали спецы высшего класса. И стреляли снайперски. Метров с трехсот в циферблат наручных часов попадали! Аоковец на такое не способен. Во-вторых, скажу тебе, что в отличие от них албанцы или косовары — воины плевые, да к тому же трусы. Чуть что — бегут или руки вверх, знают же, что их не расстреляют. Приходилось сдавать их в полицию, как приказано…

— А когда они брали в плен сербов или такого добровольца, как ты, что с ними делали?

— Твоим читателям лучше об этом не знать.

— И все же…

— Ладно, ты сам просил. Одного мы нашли сидящем на коле — прямо на обочине, чтобы мы не прошли мимо. Весь истерзан, изувечен, и на коле. Кстати, сажать пленных на кол для аоковцев — дело привычное. Иногда мы входили в деревню, а вдоль дороги — с десяток таких колов с жертвами: местные жители-сербы, захваченные в плен солдаты, кто-то еще жив… Освободители!

Другого, из наших, хотя и не русского, собирали по частям по всей деревне. Тоже сделано умышленно, в устрашение. Не хочу об этом. Скажу одно: с этими, с позволения сказать, людьми сейчас обнимается вся Европа и Америка, их защищала вся военная машина НАТО, все политики Запада. Хочу надеяться, что рано или поздно там поймут, с кем связались. Хотя… Политика!

— Про наемников-иностранцев. В чью пользу было соотношение «вы—они»?

— Натовцы и наемники — вояки настоящие. Но с нами им тоже было трудновато: когда они узнавали, что среди сербов есть еще и русские, предпочитали не ввязываться в бой. Поверь — не хвастаюсь, это вполне объективно. Иногда мы вдесятером шли против сотни аоковцев. Да и потом у нас же был радиоперехват, мы слышали, какого они о нас мнения.

— Как относились к вам сербы?

— Если бы я был посентиментальнее, пустил бы сейчас слезу. Это трудно описать, но ощущалось во всем. Слово «братушка» было там не просто обращением, а как в той песне: «Дороже всех красивых слов». Они же понимали, что мы пришли к ним не ракию пить, а воевать за них, помогать им, может быть, и ценой жизни. Пусть это патетика. Не люблю ее. Но куда денешься! Так было. И знаешь, в нас видели всю нашу страну. Братскую страну, братский народ. Было и радостно, и горестно. Радостно потому, что так оно и было — мы представляли часть нашего народа, который, я уверен, поддержал бы нас. А горестно оттого, что из-за политических соображений мы отдали наших братьев-славян на растерзание аоковцев и стоящих за ними натовцев.

— Какое, помимо боев, самое сильное впечатление от пребывания в Косово?

— Уход из Косово вместе с югославской армией. 11 июня нам сообщили, что подписан договор, и Югославия должна вывести оттуда свои войска. Наша бригада уходила одной из последних. Ехали через Приштину. Ее уже заняли англичане. Едем колонной по правой стороне улицы, левая занята английской техникой. Англичане смотрят на нашу колонну с плохо скрываемым опасением и удивлением: откуда же столько техники? Ведь, как трубила их пропаганда, бомбардировки разгромили чуть ли не всю югославскую армию!

И вот идут по Приштине наши танки Т-34, Т-72, Т-80, гаубицы, самоходки, бронетранспортеры с пехотой, снова танки. Над каждой машиной знамена: трехцветные — югославские, с золотыми крестами — православные боснийские, хоругви с ликами святых, есть и знамена царя Душана с двуглавыми белыми орлами. Словно вся история Сербии идет вместе со своим войском. Казалось, все сербское население вышло прощаться со своими защитниками: суровые лица мужчин, плачущие женщины. Сербы-солдаты молча сидят на броне, помахивают оружием. Они уходят проданные и обманутые своим президентом, Европой, нашими политиками. Но с высоко поднятой головой, непобежденные и наверняка с надеждой на то, что настанет день, когда они вернутся…

Александр Кармен

Столетие.Ru

http://www.otechestvo.org.ua


Они уходят проданные и обманутые своим президентом, Европой, нашими политиками.
Но с высоко поднятой головой, непобежденные и наверняка с надеждой на то,
что настанет день, когда они вернутся…

Минчанин
Сообщения: 232
Зарегистрирован: 03 янв 2010, 11:14

Re: ЗНАЙ НАШИХ

Сообщение Минчанин » 23 дек 2010, 21:47

Благодарю.
Спеха в помоч!

Аватара пользователя
ABCTUL
Сообщения: 531
Зарегистрирован: 09 мар 2009, 00:18

Re: ЗНАЙ НАШИХ

Сообщение ABCTUL » 09 май 2011, 23:36

Николай Сиротинин. Один против 4-й дивизии Гудериана. Год 1941 год.

Изображение

Коле Сиротинину выпало в 19 лет оспорить поговорку «Один в поле не воин». Но он не стал легендой Великой Отечественной, как Александр Матросов или Николай Гастелло.
Летом 1941 года к белорусскому городку Кричеву прорывалась 4-я танковая дивизия - одна из дивизий 2-й танковой группы Хайнца Гудериана, одного из самых талантливых немецких генералов-танкистов. Части 13-й советской армии отступали. Не отступал только наводчик Коля Сиротинин - совсем мальчишка, невысокий, тихий, щупленький.
В тот день нужно было прикрыть отход войск. «Здесь останутся два человека с пушкой», - сказал командир батареи. Николай вызвался добровольцем. Вторым остался сам командир.
Утром 17 июля на шоссе показалась колонна немецких танков.
Коля занял позицию на холме прямо на колхозном поле. Пушка тонула в высокой ржи, зато ему хорошо видны были шоссе и мост через речушку Добрость. Когда головной танк вышел на мост, Коля первым же выстрелом подбил его. Вторым снарядом поджег бронетранспортер, замыкавший колонну.
Здесь надо остановиться. Потому что не совсем ясно до сих пор, почему Коля остался в поле один. Но версии есть. У него, видимо, как раз и была задача - создать на мосту «пробку», подбив головную машину гитлеровцев. Лейтенант у моста и корректировал огонь, а потом, видимо, вызвал на затор из немецких танков огонь другой нашей артиллерии. Из-за реки. Достоверно известно, что лейтенанта ранили и потом он ушел в сторону наших позиций. Есть предположение, что и Коля должен был отойти к своим, выполнив задачу. Но... у него было 60 снарядов. И он остался!
Два танка попытались стащить головной танк с моста, но тоже были подбиты. Бронированная машина попыталась преодолеть речку Добрость не по мосту. Но увязла в болотистом береге, где и ее нашел очередной снаряд. Коля стрелял и стрелял, вышибая танк за танком...
Танки Гудериана уперлись в Колю Сиротинина, как в Брестскую крепость. Уже горели 11 танков и 6 бронетранспортеров! Почти два часа этого странного боя немцы не могли понять, где окопалась русская батарея. А когда вышли на Колину позицию, у того осталось всего три снаряда. Предлагали сдаться. Коля ответил пальбой по ним из карабина.
Этот, последний, бой был недолгим...
«Все-таки он русский, нужно ли такое преклонение?» Эти слова обер-лейтенант 4-й танковой дивизии Хенфельд записал в дневнике: «17 июля 1941 года. Сокольничи, близ Кричева. Вечером хоронили неизвестного русского солдата. Он один стоял у пушки, долго расстреливал колонну танков и пехоту, так и погиб. Все удивлялись его храбрости... Оберст (полковник) перед могилой говорил, что если бы все солдаты фюрера дрались, как этот русский, то завоевали бы весь мир. Три раза стреляли залпами из винтовок. Все-таки он русский, нужно ли такое преклонение?»
- Во второй половине дня немцы собрались у места, где стояла пушка. Туда же заставили прийти и нас, местных жителей, - вспоминает Вержбицкая. - Мне, как знающей немецкий язык, главный немец с орденами приказал переводить. Он сказал, что так должен солдат защищать свою родину - фатерлянд. Потом из кармана гимнастерки нашего убитого солдата достали медальон с запиской, кто да откуда. Главный немец сказал мне: «Возьми и напиши родным. Пусть мать знает, каким героем был ее сын и как он погиб». Я побоялась это сделать... Тогда стоявший в могиле и накрывавший советской плащ-палаткой тело Сиротинина немецкий молодой офицер вырвал у меня бумажку и медальон и что-то грубо сказал.
Гитлеровцы еще долго после похорон стояли у пушки и могилы посреди колхозного поля, не без восхищения подсчитывая выстрелы и попадания...

Сегодня в селе Сокольничи могилы, в которой немцы похоронили Колю, нет. Через три года после войны останки Коли перенесли в братскую могилу, поле распахали и засеяли, пушку сдали в утильсырье. Да и героем его назвали лишь через 19 лет после подвига. Причем даже не Героем Советского Союза - он посмертно награжден орденом Отечественной войны I степени.
Лишь в 1960 году сотрудники Центрального архива Советской армии разведали все подробности подвига. Памятник герою тоже поставили, но нескладный, с фальшивой пушкой и просто где-то в стороне.

11 танков и 7 бронемашин, 57 солдат и офицеров недосчитались гитлеровцы после боя на берегу реки Добрость, где стоял в заслоне русский солдат Николай Сиротинин.

Надпись на памятнике:
«Здесь на рассвете 17 июля 1941 г. вступил в единоборство с колонной фашистских танков
и в двухчасовом бою отбил все атаки врага старший сержант-артиллерист Николай Владимирович Сиротинин
отдавший свою жизнь за свободу и независимость нашей Родины»



Старший сержант Николай СИРОТИНИН родом из Орла. Призван в армию в 1940 году. 22 июня 1941
г. при авианалете был ранен. Ранение было легкое, и через несколько дней его направили на фронт -
в район Кричева, в состав 6-й стрелковой дивизии наводчиком орудия. Награжден орденом
Отечественной войны I степени посмертно.

Исток:
http://poltora-bobra.livejournal.com/38239.html

Аватара пользователя
ABCTUL
Сообщения: 531
Зарегистрирован: 09 мар 2009, 00:18

Re: ЗНАЙ НАШИХ

Сообщение ABCTUL » 09 май 2011, 23:42

Изображение

Такой вот документ эпохи гуляет с недавних пор по просторам Рунета.

На некоторых ресурсах история небывалого подвига рядового Овчаренко обрастает какими-то невероятными подробностями. Вплоть до того, что он при помощи одного топора «и какой-то матери» порубил в капусту целую немецкую дивизию. Поэтому мы решили опубликовать оригинал представления Овчаренко к высшей государственной награде СССР и фотографию героя. К сожалению, до Победы он не дожил – скончался от ран в 1945 г. на территории Венгрии.

Изображение

Дмитрий Романович Овчаренко (1919 — 28 января 1945) — Герой Советского Союза, рядовой, ездовой пулемётной роты.


13 июля 1941 года в боях в районе города Кишинёв, при доставке боеприпасов в свою роту возле местечка Песец ездовой пулемётной роты 389-го стрелкового полка 176-й стрелковой дивизии 9-й армии Южного фронта красноармеец Д. Р. Овчаренко был окружён отрядом солдат и офицеров противника численностью 50 человек. При этом противнику удалось завладеть его винтовкой. Однако Д. Р. Овчаренко не растерялся и выхватив из повозки топор, отрубил допрашивавшему его офицеру голову, бросил в солдат противника 3 гранаты, уничтожив 21 солдата. Остальные в панике разбежались. Затем он догнал второго офицера и также отрубил ему голову. Третьему офицеру удалось сбежать. После чего собрал у убитых документы и карты и вместе с грузом прибыл в роту.

Указом Президиума Верховного Совета СССР от 9 ноября 1941 года «за образцовое выполнение боевых заданий командования на фронте борьбы с немецко-фашистским захватчиками и проявленные при этом мужество и героизм» красноармейцу Овчаренко Дмитрию Романовичу присвоено звание Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали «Золотая Звезда».

В боях за освобождение Венгрии пулемётчик 3-й танковой бригады рядовой Д. Р. Овчаренко был тяжело ранен. Скончался в госпитале от ран 28 января 1945 года.


Исток: http://www.aif.ru/pobeda/article/35245

Аватара пользователя
ABCTUL
Сообщения: 531
Зарегистрирован: 09 мар 2009, 00:18

Re: ЗНАЙ НАШИХ

Сообщение ABCTUL » 09 май 2011, 23:54

Героев нужно помнить всегда!

Анна Кучера, 26 декабря 2010

Героев нужно помнить всегда! Русские воины всегда демонстрировали чудеса героизма, стойкости, мужества и владения воинским искусством.
А наши враги отвечали им только численностью, звериной хитростью, жестокостью, подлостью, ложью и другими «умениями»...

Изображение

Петербург. Александро-Невская лавра. Надгробие на могиле Г.А. и М.Ф. Колпаковских



Битве русских с узбеками (кокандцами) при Узын-Агаше (Агаче) исполнилось 150 лет (1860-2010 гг.)

В 1860 г. Кокандский хан – первым из правителей Средней Азии, по приказу Турецкого халифа, объявил России «газават» – священную исламскую войну (нынче называется «джихад»).

Ранее же, когда в октябре 1853 г. Турция начала войну против России (далее в союзе с ней выступили Англия и Франция; последние совместно в 1854 г. осуществили интервенцию в Крыму – началась т.н. «Крымская война»; тогда же англичане напали на Петропавловск-на-Камчатке; одновременно Турция организовала «газават» горцев против России на Кавказе).

И вот осенью 1853 г. на юге Кокандское ханство начало военные действия против России – это ещё одна «исламская моська» решилась в общей толпе «смело» напасть (по приказу своего исламского хозяина – и при поддержке Турции и Англии). Если ранее кокандцы ограничивались мелкими нападениями своих приграничных отрядов на российские границы, то теперь Коканд начал уже настоящие обширные военные действия, крупными силами с централизованным руководством из Коканда.

Также надо помнить, что старинный исламский агрессор – Кокандское ханство – не было самостоятельным, а полностью выполняло все указания своего исламского хозяина – османского турецкого халифа.

В бою за российский форт Перовский (бывшая Ак-мечеть) в конце 1853 г. войска узбеков (кокандцев) были разгромлены и в панике бежали потеряв 2 тысячи чел и бросив все свои пушки (русских – 1055 чел при 19-ти орудиях, против 12 тысяч кокандцев с 17-ю орудиями, с численным превосходством узбеков 1:11,4)!

Позже исламский агрессор – Кокандский хан – вновь попытался напасть на российские границы, и в октябре 1860 г. два конных отряда узбеков из Коканда и Ташкента (казахский г. Ташкент был захвачен узбеками и с 1809 г. находился по игом Коканда), в 20 тысяч (по другим данным – 30 тысяч) человек и при 2-х орудиях, двинулись на русскую крепость «Верный» (в советское время необоснованно отданную большевиками в КазССР и переименованную казахами в 1921 г. в г. Алма-Аты).

«Верный» находился в очень опасном положении; русский отряд майора Колпаковского, пришедший на помощь, насчитывал всего 700 человек при 6-ти орудиях (итого: соотношение сил был 1:28,6 – в пользу узбеков!). Ещё дело в том, что, согласно древней воинской традиции, условно было принято считать, что «1 конный воин в бою = 3 пехотинцам».

В Узун-Агачском бою 21 октября (по старому стилю) 1860 г. кокандские отряды потерпели поражение. Бой продолжался более 9 часов, русская пехота успешно отражала атаки кокандской кавалерии. Был момент боя, когда отряд сражался в полном окружении, а сам Колпаковский был контужен. Потеряв порядка 700 человек (по другим данным потери составили: до 400 убитых и 600 раненых), узбеки были вынуждены отступить 22-го, не возобновляя боя. У русских – 2 убитых и около 30 раненых.

За победу под Узун-Агачом Колпаковский был произведён в «полковники» и награждён орденом «Святого Георгия IV-й степени» (информация о Г.А. Колпаковском). Победой под Узун-Агачом Россия окончательно укрепилась в Семиречьи и в Заилийском крае.

Близится и следующий юбилей. В 1864 г. произошёл бой русских с мусульманами-кокандцами (узбеками) под селом Икань. 4 декабря 1864 г. выслали в степь на разведку уральскую казачью сотню под командованием есаула Серова (сотня из 112 казаков и 1 старинное орудие – «единорог»). Внезапно появившееся войско под командованием муллы Алимкула из Коканда (10 тысяч, по другим данным – 20 тысяч конных воинов при 3-х орудия) окружил сотню.

2,5 суток длился неравный бой. На глазах окружённых казаков мусульманские звери пытали и казнили захваченных раненых и предлагали казакам сдаться. 2,5 суток без сна, без пищи и отдыха, горсть казаков, понёсшая потери, отбивалась от диких полчищ; лошади и верблюды были перебиты; патронов было уже мало... Но русские не только не сдались, а внезапной атакой вырвались из окружения и с боями пробились к своим. В итоге: в казацкой сотне 57 человек были убиты и 41 ранен. [Статья опубликована в «Независимом военном обозрении». В. Корнеев, НВО, N22, 1999].

Так закончился бой под селением Икань в декабре 1864 г., где 10-тысячная конница мусульман не смогли победить всего 112 русских воинов (соотношение сил было 1:89 – в пользу узбеков – это единственный случай в Военной истории!), при этом кокандцы потеряли в том бою убитыми до 90 начальников и около 2 тысяч человек!

Потом, как писал русский популярный журнал «Нива» в 1890 г. (№ 24): «из Туркестана был выслан отряд для уборки тел – все они оказались страшно изуродованными, без голов, раздетыми до нага; тело сотника А. было узнано только по носку на ноге и обрывку лампаса от шаровар...». В обычаях нецивилизованных мусульманских кокандцев-дикарей было зверствовать и мучить пленных: живьём сдирать кожу, сжигать, варить в масле, сажать на кол, отрубать медленно, поочередно руки и ноги. Можно ли таких муслимов-азиатов называть людьми после названного?!

Как показала история: азиаты-мусульмане храбры и могут доблестно «воевать» только против беззащитных и безоружных мирных людей, против стариков, женщин и детей! Особенно это проявилось в массовых погромах, насилии, грабежах и убийствах людей других национальностей с 1969 по 2005 г. в Узбекистане! А мучить и издеваться над беззащитными, ранеными и пленными – это была и есть до сих пор их особая, звериная «исламская доблесть»!

Мы всегда громили любого агрессора, когда 1 (один) русский солдат бился против 11, 28, 89 (восьмидесяти девяти) азиатов-муслимов 150 лет назад. Отобьёмся и теперь от любых кровожадных исламистов, нападающих на Россию! Если им исторический урок НЕ пошёл впрок!...


Исток: http://ru-an.info/news_content_print.php?id=551

Аватара пользователя
ABCTUL
Сообщения: 531
Зарегистрирован: 09 мар 2009, 00:18

Re: ЗНАЙ НАШИХ

Сообщение ABCTUL » 23 янв 2012, 00:48

— Русских 12 человек. Больше не положено. Таков был приказ сверху. Наверное, из политических соображений. Честно говоря, сербы побаивались больших скоплений русских воинов. Помнишь гумилевскую теорию о «пассионариях» — людях, склонных к риску, которые его ищут, любят играть со смертью? Так вот, если таких — а наши как раз и были такими — соберется человек сорок-пятьдесят, они способны на очень многое, но начинают действовать самостоятельно, сами ищут противника, не следуют приказам командования, даже игнорируют их. Наши вытворяли иногда вещи хотя и лихие, но просто безумные.


Подумалось вот:
Похоже двенадцать человек способны образовать эгрегор ...

Аватара пользователя
naikons
Сообщения: 130
Зарегистрирован: 17 июн 2009, 17:36
Город: АСГАРД ИРИЙСКИЙ
Пол: Мужской
Профессия: инженер-механик
Откуда: АСГАРД ИРИЙСКИЙ

Re: ЗНАЙ НАШИХ

Сообщение naikons » 23 янв 2012, 14:46

ABCTUL писал(а):Как показала история: азиаты-мусульмане храбры и могут доблестно «воевать» только против беззащитных и безоружных мирных людей, против стариков, женщин и детей! Особенно это проявилось в массовых погромах, насилии, грабежах и убийствах людей других национальностей с 1969 по 2005 г. в Узбекистане! А мучить и издеваться над беззащитными, ранеными и пленными – это была и есть до сих пор их особая, звериная «исламская доблесть»!

Ну об этом и без изторических фактов каждый мужчина , отслуживший в Армии прекрасно знает.
Меньше чем втроем на одного они "опасаются" нападать , а еще лучше в темноте , с оружием и из-за угла. :) .

ABCTUL писал(а):Мы всегда громили любого агрессора, когда 1 (один) русский солдат бился против 11, 28, 89 (восьмидесяти девяти) азиатов-муслимов 150 лет назад. Отобьёмся и теперь от любых кровожадных исламистов, нападающих на Россию! Если им исторический урок НЕ пошёл впрок!...


Без сомнения.


Вернуться в «Видео on-line»

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и 2 гостя